?

Log in

No account? Create an account
kotov_s_l
Recent Entries 
патриот, адвокат, бывший политзаключённый, русский, Котов
По поводу первичной кассационной жалобы (предыдущее приложение № 47).
В ней достаточно ясно и понятно дано описание абсолютно феерического беззакония при возбуждении уголовного дела в отношении адвоката.
Кто не понимает: адвокатура вообще и каждый адвокат в частности – это официально признанная оппозиция государству.

Адвокат в уголовном процессе оспаривает ни много, ни мало – Государственное обвинение. То есть, государство обвиняет, адвокат ставит это под сомнение деятельность государства в сфере уголовного судопроизводства. Само название – «уголовное право» говорит о его важности – у головы. И это не просто критика отдельных недостатков, а принципиальное отстаивание интересов личности перед всей мощью государственной машины.

И когда адвоката начинает эта государственная машина перемалывать в своих жерновах, то закономерно проявление пристального интереса общественности к законности происходящего.

Не скрою, я надеялся, что, по крайней мере, профессиональная адвокатская общественность выразит своё профессиональное, высококвалифицированное возмущение по поводу вопиющего нарушения всех правовых гарантий, присущих статусу адвоката. В первую очередь это касается особого порядка возбуждения уголовного дела в отношении адвоката.
Ещё раз объясняю правовую ситуацию.

Уголовное дело возбуждено по факту организации экстремистского сообщества неустановленным лицом 16 марта 2006 года.

23 марта 2006 года был проведен несанкционированный судом обыск в адвокатском офисе адвокатской конторы «Сергей Котов и партнёры».

3 апреля 2006 года прокуратура Ленинского района г. Екатеринбурга незаконно вышла с представлением в Ленинский суд г. Екатеринбурга с требованием дать заключение о наличии признаков преступления в действиях адвоката Котова С.Л. по ст. 282-1 УК РФ (создание и руководство экстремистским сообществом) в связи с необходимостью возбуждения в отношении него уголовного дела.

Согласно части первой статьи 448 принимается одно из двух возможных решений:
1. О возбуждении уголовного дела в отношении адвоката, если дело ещё не возбуждено;
2. О привлечении его в качестве обвиняемого, если дело уже возбуждено в отношении других лиц или по факту (то есть в отношении не установленного лица).

Так как уголовное дело было возбуждено 16.03.2006 г. по факту (в отношении не установленного лица), то ходатайство прокуратуры могло быть только о привлечении адвоката в качестве обвиняемого. Но, чтобы обратиться в суд с таким ходатайством, прокуратура должна была представить в суд постановление о привлечении в качестве обвиняемого, где должны были быть сформулированы все обвинения и обоснования к ним.

Прокуратура же обратилась в суд с представлением о возбуждении уголовного дела (которое уже возбуждено!!!). Явный должностной подлог, то есть уголовное преступление со стороны работников прокуратуры Ленинского района г. Екатеринбурга!!!

17 ноября 2006 года было предъявлено обвинение еще по одной статье УК РФ – 280 ч. 1 (призывы к экстремистской деятельности). Прокуратура обязана была обратиться в суд с ходатайством о даче заключения о наличии признаков преступления для привлечения адвоката в качестве обвиняемого. Этого сделано не было.

Таким образом, дважды правовые гарантии привлечения адвоката к уголовной ответственности были нагло отброшены.
Об этом были прекрасно осведомлены и президент Адвокатской Палаты Свердловской области Михайлович И.В. (ныне бывший президент) и небезызвестный Генри Резник (г. Москва) с которым я лично знаком по поездке в США в 1995 году (стажировка юристов и адвокатов по линии USAID).

За какие-то «коврижки» и тот, и другой сделали вид, что ничего не происходит. По сути, они предали интересы адвокатского сообщества! Ведь речь идет о правовых гарантиях, значит, дело касается каждого члена адвокатской корпорации!

Если возбуждение дела в отношении адвоката было незаконным, то незаконны все следственные действия, проведенные по данному уголовному делу. Что же тогда рассматривал суд? Незаконно сфабрикованные материалы? Почему суд занимался незаконной деятельностью?

Почему адвокатское сообщество сделало вид, что ничего противозаконного не происходит?

Всё в этом мире взаимосвязано. Тем более, если речь идёт о таком профессиональном сообществе, как адвокатура. Поясню на примере. Вся читающая публика, а в наше время – это интернет-сообщество, осведомлена о предстоящем приговоре в отношении адвоката Алексея Навального. Я, конечно, сочувствую борцу с коррупцией.

Но!

Если бы органы адвокатского сообщества создали у власти «афганский» или «вьетнамский» синдром в связи с моим уголовным преследованием, то возобновление уголовного дела в отношении Навального было бы сопряжено с бо’льшими, чем на самом деле, трудностями. Вспомним, что прекращенное в свое время уголовное преследование в отношении Навального было возобновлено только после беспрецедентных усилий главы Следственного комитета РФ Бастрыкина!
Конечно, история не терпит сослагательного наклонения, но это, всего лишь, мое субъективное оценочное суждение.
патриот, адвокат, бывший политзаключённый, русский, Котов
Первичная кассационная жалоба, изготовленная через пять дней после оглашения приговора.
К пониманию проблемы, затронутой в предыдущем продолжении № 46:

В Судебную коллегию
по уголовным делам
Свердловского областного суда

от осуждённого
политзаключённого
Котова Сергея Леонидовича,
1954 г.р., ст. 282-1 ч.1,
280 ч.1 УК РФ, содержащегося
под стражей в ИЗ-66/1
г. Екатеринбурга,
ул. Репина, 4-а.


Кассационная жалоба


Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 22 июня 2007 года я
был осуждён по части 1 статьи 280 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по части 1 статьи 282.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы.
С применением части 2 статьи 69 УК РФ, путём частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Данный приговор полагаю незаконным, необоснованным, подлежащим отмене.
Кассационным поводом считаю следующее:
1) Нарушение уголовно-процессуального закона (п.2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ);
2) Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленных судом 1 инстанции.

1.

В приговоре записано (стр. 29 3 абзац снизу): «Суд считает не основанным на законе довод защиты о том, что Котову С.Л. обвинение по ст. 280 УК РФ предъявлено незаконно, так как заключение суда дано только по статье 282.1 УК РФ (т.3 л.д. 206). Сам по себе факт вынесения судом заключения о наличии в действиях адвоката признаков преступления лишает адвоката, привлекаемого к ответственности, иммунитета.
Предъявление адвокату обвинения по составам преступлений, которые не были указаны в заключении суда, не является нарушением действующего законодательства.
Так, часть 6 статьи 448 УПК РФ чётко закрепила, что изменение в ходе расследования квалификации деяния, которое может повлечь ухудшение положения лица, возможно после вынесения судом нового заключения только в отношении судей и членов Федерального Собрания Российской Федерации, из чего следует, что для остальных субъектов изменение квалификации, ухудшающих их положение, не требует вынесения дополнительного заключения судом».
Данный вывод не основан на законе.
У судьи Калинкина С.В. опасная путаница в голове по поводу того, что такое преступное деяние и что такое квалификация преступного деяния.
Закон чётко определяет:
одно деяние – одна квалификация,
два деяния – две квалификации.
В отношении меня не применялась переквалификация деяния, о чём говорится в части 6 статьи 448 УПК РФ (упомянуто).
24 ноября 2006 года прокуратурой Ленинского района г. Екатеринбурга вынесено постановление о возбуждении в отношении Котова Сергея Леонидовича уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 280 УК РФ.
При этом, основанием к возбуждению уголовного дела указано сообщение о преступлении, зарегистрированное в КУСП № 1974 пр-06 от 24.11.2006 г. (том 1 листы 2-3).
На листе дела 4 в томе 1 находится постановление о соединении уголовных дел, а именно:
«1. Уголовное дело № 4101 соединить в одно производство с уголовным делом – КУСП № 1974 пр-06, присвоив соединённому уголовному делу № 4101».
Таким образом, со всей очевидностью установлено, что 24 ноября 2006 года в отношении меня было возбуждено совершенно новое уголовное дело по совершенно новому поводу – сообщение о преступлении, зарегистрированное в КУСП 3 1974 пр-06 от 24.11.2006 г. (упомянуто) и по совершенно новому основанию – статья 280 часть 1 УК РФ.
Где здесь судья Калинкин С.В. увидел переквалификацию деяния?

2.

Согласно статьи 448 часть 1 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении лица, указанного в части 1 статьи 447 УПК РФ, либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления принимается прокурором в отношении адвоката на основании заключения судьи районного суда (п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ).
Из постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству от 16 марта 2006 года, вынесенного старшим следователем Ленинской районной прокуратуры г. Екатеринбурга Танько А.А. (л.д. 1 том 1) видно, что уголовное дело возбуждено по факту совершения деяния неустановленным лицом.
В представлении прокурора в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга (том 3 л.д. 204-205) записано:
«Учитывая, что в соответствии с пунктом 10 части 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката принимается прокурором на основании заключения судьи районного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, прошу дать заключение о наличии в действиях адвоката Котова С.Л. признаков преступления, предусмотренного частью 1 ст. 282.1 УК РФ».
Из приведённого текста видно, что прокурор обращается в Ленинский суд с представлением, мотивируя его именно необходимостью возбуждения уголовного дела в отношении адвоката, а не в связи с привлечением его в качестве обвиняемого (привлечение в качестве обвиняемого состоялось только спустя полгода – 27.11.2006 года).
Таким образом, представление прокурора в Ленинский райсуд г. Екатеринбурга о даче заключения в порядке п.10 ч.1 ст. 448 УПК РФ (упомянуто) изначально незаконно, поскольку цель данного прокурорского представления, указанная в нём, заведомо ложная (возбуждение уголовного дела).
Таким образом, заключение судьи Ленинского райсуда г. Екатеринбурга о наличии в действиях адвоката Котова С.Л. признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст.282.1 УК РФ дано не в связи с необходимостью привлечения его в качестве обвиняемого, а по другим мотивам.
Поэтому полагаю, что привлекать в качестве обвиняемого адвоката на основании упомянутого заключения судьи нельзя.
Соответственно, нельзя считать данное заключение судьи достаточным в смысле соблюдения требований особого порядка производства по уголовному делу в отношении адвоката (ст. 447 п. 8, ч.1 ст.448 УПК РФ).
В соответствии с частью 1 пункт 6 статьи 24 УПК РФ возбуждённое уголовное дело подлежит прекращению при отсутствии заключения суда о наличии признаков преступления в действиях адвоката (п. 10 части 1 ст. 448) в смысле требований статьи, как уже упоминалось, поскольку отсутствует заключение судьи о наличии признаков преступления, предусмотренного статьёй 280 УК РФ,
Заключение же о наличии признаков преступления, предусмотренного ст.282.1 УК РФ нельзя признать достаточным, по указанным выше причинам.
В соответствии с п.1 ст.254 УПК РФ суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случае, предусмотренном пунктом 6 части 1 статьи 24 УПК РФ.
В соответствии со статьёй 384 УПК РФ рассматриваемое уголовное дело в кассационном порядке, суд отменяет обвинительный приговор и прекращает уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных УПК РФ.
В связи с изложенным, на основании статей 254 п.1, 448 часть 1, 24 часть 1 пункт 6, 384 УПК РФ,
прошу:
Приговор Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 22 июня 2007 года в отношении Котова Сергея Леонидовича отменить в полном объёме, уголовное дело прекратить.

27 июня 2007 года.
(Котов С.Л.)
патриот, адвокат, бывший политзаключённый, русский, Котов
Интересно вот что: В представлении о даче санкции на возбуждение уголовного дела в отношении адвоката пишется, что Котов создал региональное отделение ННП, которая, якобы, является экстремистским сообществом. Но обвинение предъявили, и утвердили обвинительное заключение, направленное в суд, уже за создание самостоятельной организации - экстремистского сообщества - ННП. В таком случае, не вдаваясь в подробности, необходимо было вновь обращаться в суд за санкцией на предъявление обвинения адвокату, так как обвинение уже совершенно по другому основанию, нежели то, по которому возбуждалось уголовное дело. Об этом я подробно писал в кассационных и прочих жалобах. Позже, когда найду, выложу эти жалобы. Адвокаты, сволочи и подонки, прекрасно зная обо всех этих обстоятельствах, "палец о палец не ударили".

IMG_0843
IMG_0844

Read more...Collapse )
патриот, адвокат, бывший политзаключённый, русский, Котов
В Ленинский районный
суд г. Екатеринбурга
от обвиняемого по уголовному делу № 4101
Котова Сергея Леонидовича,
1954 г. р., ст.282-1 ч.1 УК РФ.

Ходатайство
В порядке главы 34 УПК РФ
(предварительное слушание)

В дополнение к ранее заявленному ходатайству от 30 декабря 2006 года о проведении предварительного слушания, заявляю ходатайство об исключении доказательств в порядке ст. 235 УПК РФ.
В томе 3 на листе дела 139-140 уголовного дела № 4101 находится поручение о выполнении следственных действий, адресованное в прокуратуру г. Каменск-Уральского Свердловской области.
В данном поручении предложено допросить 9 жителей г. Каменск-Уральского с приложением перечня вопросов в письменном виде в количестве 12 (двенадцать) штук.
Из 9 человек прокуратурой г. Каменск-Уральска допрошено 7 (семь), а именно: Печерских – л.д. 153-155, т.3., Мосунов – л.д. 142-144, т.3., Золотавин – л.д. 145-146, т.3., Хренов В.Н. – л.д. 147-149, т.3., Семченок – л.д. 156-158, т.3., Серебряков – л.д. 159-160, т.3., Чудиновских – л.д. 162-164, т.3.
Показания данных свидетелей указаны в перечне доказательств, предъявляемых в судебном заседании, содержащегося в обвинительном заключении, полученном мной 29 декабря 2006 года.
Данные доказательства должны быть исключены из перечня доказательств, предъявляемых в судебном заседании.
Так, протоколы свидетелей Золотавина (л.д. 145-146), Печерских (л.д. 153-155), Семченок (л.д. 156-158), Серебряков (л.д. 159-160), Чудиновских (л.д. 162-164) не содержат ни одного из 12 (двенадцати) вопросов, поставленных в письменном виде в следственном поручении (упомянуто) на л.д. 139-140. т.3.
Из этого следует только один вывод – данные протоколы составлены с грубыми нарушениями требований статей189-190 УПК РФ, из которых следует, что запрещается задавать наводящие вопросы, а все заданные вопросы, должны записываться в протокол.
Кроме того, данные протоколы допросов свидетелей не содержат разъяснения права свидетеля на письменные дополнения и уточнения (часть 6 статьи166 УПК РФ), а также не содержат разъяснения порядка производства соответствующего следственного действия (часть 5 статьи 164 УПК РФ).
Указание на необходимость соблюдения требований упомянутых статей УПК РФ (часть 6 статьи 166, часть 5 статьи 164 УПК РФ) содержится в части 1 статьи 189 и части 1 статьи 190 УПК РФ.
Также не выполнены требования упомянутых статей УПК РФ (часть 6 статьи 166, часть 5 статьи 164 УПК РФ) в протоколах допросов Хренова В.М (л.д. 147-149), Мосунова (л.д. 142-144).
Кроме того, при допросе несовершеннолетних свидетелей Печерских, Золотавина, Чудиновских не разъяснено право на присутствие при допросе законного представителя (часть 1 статьи 191 УПК РФ).
В связи с изложенным, прошу исключить упомянутые протоколы допросов свидетелей из перечня доказательств, как полученные с нарушениями требований УПК РФ.

8 января 2007 года
(Котов С.Л.)


IMG_0777
IMG_0778
IMG_0779
Read more...Collapse )
патриот, адвокат, бывший политзаключённый, русский, Котов
В Надзорную инстанцию
Свердловского областного суда
от политзаключённого
Котова Сергея Леонидовича,
1954 г.р., ст.282-1 ч.1 УК РФ.


Жалоба в порядке надзора.


31 января с.г. было вынесено определение кассационной инстанции Свердловского областного суда, согласно которого постановление Ленинского райсуда г. Екатеринбурга от 12 декабря 2006 года о продлении срока содержания под стражей Котова С.Л. оставлено без изменения, а кассационная жалоба без удовлетворения.
Данное кассационное определение полагаю незаконным и необоснованным, подлежащим отмене по следующим основаниям.


1

В кассационном определении указано,
что выводы суда о том, что Котов С.Л. «может продолжить преступную деятельность, направленную на нарушение внутренней безопасности государства,
учитывая его позицию по делу
и жизненную позицию вообще,
высказанную в ходе допросов,
и воспрепятствовать установлению истины по делу,
являются правильными,
поскольку их подтверждают представленные материалы».
Кассационная инстанция не конкретизировала, какие именно высказывания в ходе допросов, натолкнули её на мысль, что я продолжу заниматься преступной деятельностью и буду воспрепятствовать установлению истины по делу.
Таким образом, данное утверждение кассационной инстанции следует признать голословным, не подтверждённым доказательствами.
Более того, данное утверждение следует признать неточным, вводящим в заблуждение, а именно: я не мог высказывать «позицию по делу и жизненную позицию вообще» в «ходе допросов», так как я давал показания только один раз! – в ходе допроса 27.10.2006 г. (том 4, л.д. 33), где следователь записал следующее, с моих слов, относительно позиции по делу и жизненной позиции вообще:
«Моя активная гражданская позиция, направленная на оказание гражданам, стремящихся к самоорганизации в политическую партию, методической помощи для решения насущных проблем русского народа, является самой моральной и самой этичной.
Аморальной же является позиция следователя и оперативных служб, фабрикующих в отношении меня доказательства, склоняющих неустойчивых граждан к лжесвидетельству.
Моя цель – защита национальных интересов русского народа от кого бы то ни было».
В томе 4 на листах дела 39-40 находится также мой письменный комментарий к постановлению о привлечении меня в качестве обвиняемого, с которого я диктовал показания, приведённые выше. Но, поскольку показания, данные мной в качестве обвиняемого, были записаны следователем неполно, по моему требованию был также приобщён и упомянутый письменный комментарий.
Про мою жизненную позицию там сказано несколько шире, чем это записал следователь в протокол допроса в качестве обвиняемого (упомянут):
«моя активная гражданская позиция основана на конституционном праве граждан на объединение и направлена на оказание помощи гражданам, стремящимся к самоорганизации в политическую партию для решения насущных проблем русского народа, является самой моральной и самой этичной.
Аморальной же является позиция следствия и оперативных служб, фабрикующих материалы уголовного дела, склоняющих неустойчивых граждан к лжесвидетельству, извращающих факты в угоду заказчикам моего уголовного преследования.
Моя цель – защита национальных интересов русского народа от кого бы то ни было».
Поскольку других высказываний по поводу моей «позиции по делу и жизненной позиции вообще» в деле нет, следовательно, кассационная инстанция имела в виду именно их, утверждая на этом основании, что я могу продолжить заниматься преступной деятельностью, направленной на подрыв внутренней безопасности государства.
Таким образом, по мнению суда, защита национальных интересов русского народа – есть подрыв внутренней безопасности государства!
Таким образом, по мнению суда, активная гражданская позиция, основанная на конституционном праве граждан на объединение и направленная на оказание помощи гражданам, стремящимся к самоорганизации в политическую партию для решения насущных проблем русского народа – есть подрыв внутренней безопасности государства!
Что ж, можно сказать спасибо Судебной коллегии за раскрытие самой главной государственной тайны!
2.

Видимо, в восторге от самой себя, Судебная коллегия чуть-чуть забыла свои обязанности согласно УПК РФ, записав в тексте кассационного определения, что в обсуждение доказательств и анализ законодательства Судебная коллегия на данной стадии не входит.
Однако, Судебная коллегия сама себе противоречит, если уже заявила, что учла высказывания, сделанные в ходе допросов. Это что, не обсуждение доказательств?
Судебная коллегия обязана анализировать законодательство, так как одним из оснований отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке, является неправильное применение уголовного закона (статья 379 часть 1 пункт 3 УПК РФ).
При этом в статье 382 УПК РФ раскрывается это основание, и в первом пункте этой статьи указано, что неправильным применением уголовного закона является нарушение требований Общей части уголовного кодекса РФ.
В моей дополнительной кассационной жалобе, датированной 15 декабря 2006 года, прямо об этом говорится. Цитирую: «После признания областным судом организации экстремистской и вступления этого решения в законную силу, только тогда у прокуратуры появляются основания к возбуждению уголовного дела по ст. 282-1 УК РФ (организация или руководство экстремистским сообществом, а также участие в нём)».
То есть речь идёт об отсутствии оснований уголовной ответственности – статья 8 Общей части Уголовного кодекса РФ.
В связи с изложенным, прошу определение кассационной инстанции от 31 января 2007 года по кассационной жалобе Котова Сергея Леонидовича на постановление Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 12 декабря 2006 года отменить, Котова Сергея Леонидовича, 1954 года рождения из под стражи освободить.
Приложение: 1. Упомянутое кассационное определение от 31.01.2007 г.
2. Постановление Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 12.12.2006 года о продлении срока содержания под стражей.

19 февраля 2007 года
(Котов С.Л.)
патриот, адвокат, бывший политзаключённый, русский, Котов
В Ленинский районный
суд г.Екатеринбурга
от обвиняемого по уголовному делу № 4101
Котова Сергея Леонидовича,
1954 г.р., статья 282-1 ч.1 УК РФ

Ходатайство
в порядке главы 34 УПК РФ
(предварительное слушание).

В дополнение к ранее заявленному ходатайству от 30 декабря 2006 года о проведении предварительного слушания, заявляю ходатайство в порядке ст.235 УПК РФ об исключении доказательств.
В томе 3 на листах дела 41-44 и 50-53 находятся протоколы допросов соответственно Пешкова О.Н. и Владимировой Н.В.
Данных свидетелей допрашивал следователь прокуратуры Ленинского района г. Екатеринбурга Старыгин В.А.
При изучении данных протоколов допросов свидетелей видно, что следователь Старыгин В.А. в нарушение ст. 190 УПК РФ, вместо того, чтобы по возможности дословно записывать показания свидетелей, фабриковал упомянутые протоколы допросов.
Так, в данных протоколах обнаружено 100% совпадение 2 фраз, а именно:
1) «Котов говорил нам, что нужно избавляться от нерусских, изгонять их из России, говорил «скинхедам», что им нужно применять активные меры по изгнанию нерусских».
2) «Котов всегда приходил на встречи и говорил всем, что если у кого-то возникнут проблемы с законом, чтобы обращались к нему и он поможет решить все вопросы. Он хвастался тем, что он является адвокат и может решить любой вопрос».
Характерно, что эти фразы являются ключевыми для квалификации моих действий по статье 282-1 ч.1 УК РФ.
Показания данных свидетелей указаны в перечне доказательств, предъявляемых в судебном заседании, содержащегося в обвинительном заключении, врученном мне 29 декабря 2006 года.
Кроме указанных выше фактов фабрикации показаний свидетелей, то есть грубом нарушении статьи 190 УПК РФ, данные протоколы допросов свидетелей не содержат разъяснений права свидетелей на письменные дополнения и уточнений (часть 6 статьи 166 УПК РФ), а также не содержит разъяснения порядка производства соответствующего следственного действия (часть 5 статьи 164 УПК РФ).
Указание на необходимость соблюдения требований упомянутых статей УПК РФ (часть 6 статьи 166, часть 5 статьи 164 УПК РФ) содержится в части 1 статьи 190 УПК РФ.
В связи с изложенным, прошу исключить упомянутые протоколы допросов свидетелей, как полученные с нарушениями требований УПК РФ, содержащие признаки фальсификации доказательств.

10 января 2007 года
(Котов С.Л.)

Read more...Collapse )
This page was loaded Jan 23rd 2018, 11:24 am GMT.